Ситуация в России

Приходится признать, что в России разработка этих вопросов находится лишь в зачаточном состоянии (если не считать прошедшие в средствах массовой информации мало квалифицированные дискуссии по поводу одного из аспектов противоэпидемической деятельности – вакцинации населения). Между тем, поскольку масштабы постоянно осуществляемых мероприятий по профилактике и борьбе с инфекционными болезнями настолько велики, что они в той или иной мере затрагивают интересы каждого гражданина в течение его жизни, можно утверждать, что рассмотрение этических и правовых аспектов эпидемиологии актуально с точки зрения всего населения страны.

Напомним, что этика – это учение о морали (нравственности), ее сущности, законах и роли в общественной жизни. В сущности, этика – это система норм и принципов, регулирующих поведение человека, части общества или общества в целом, обязанностей людей по отношению друг к другу и к обществу. Этическая норма имеет идейное обоснование в виде идеалов добра и зла, справедливости и несправедливости и т.п. Соблюдение этических норм контролируется различными формами духовного воздействия в виде общественных оценок. Такие оценки могут быть положительными стимулирующими (одобрение, поощрение) или отрицательными (осуждение, порицание)

В отличие от этики, право это совокупность общеобязательных норм (правил) поведения, устанавливаемых государством. Соблюдение правовых норм обеспечивается принудительной силой государства. Государство в нормах права гарантирует, стимулирует и охраняет соответствующее этим нормам поведение и предусматривает профилактические меры, а также наказание в виде определенных юридических последствий за противоправное поведение.

Морально-этические и правовые (юридические) проблемы имеют политических аспект, поскольку трактовка их оказывается принципиально различной в тоталитарном и демократическом обществах.

В тоталитарных государствах, какими в недалеком прошлом были Советский Союз и входившая в его состав Российская Советекая Федеративная Социалистическая Республика (РСФСР), общественные ценности всегда имели приоритет над индивидуальными. При этом общественные интересы выражало государство, подменяя собой общество. В связи с этим любые профилактические и противоэпидемические мероприятия осуществлялись с использованием методов насильственного командно-административного воздействия. Инструментом такого принуждения выступало министерство здравоохранения, как часть государственного аппарата, и его учреждения на местах. При этом, с одной стороны, не признавалось право индивида на осознанный и свободный выбор распределяемых свыше медицинских услуг, а с другой – не была юридически закреплена ответственность органов и учреждений здравоохранения и их сотрудников за ущерб, причиненный отдельным гражданам в ходе оказания таких услуг. Декларировавшееся право на возмещение «ятрогенного» ущерба не было подкреплено юридической или административной практикой. Такой подход был обусловлен еще и тем, что, как правило, противоэпидемическая практика ориентирована не на охрану здоровья отдельной личности, а на управление санитарно-эпидемиологическим благополучием отдельных контингентов населения и общества в целом, выразителем интересов которого выступало государство.

Вполне очевидно, что в подобных условиях не только решение морально-этических и правовых проблем противоэпидемической деятельности, но даже постановка их не были актуальными.

В отличие от этого в демократическом обществе принципиальной основой отношений между государственной властью и населением является не прямое командно-административное принуждение, а более сложная система правового, финансового и морально-этического регулирования. Это, в частности, обусловливает актуализацию постановки и решения морально-этических проблем противоэпидемической деятельности и нормативно-правовых ее основ.

Похожие статьи:

Примите к сведению

Информация на этом сайте представлена в справочных и образовательных целях и не должна быть использована как инструкция по лечению. В любых случаях необходимо консультироваться у врача.